ШКОЛА ВЕГЕТАРИАНСКОГО СЫРОЕДЕНИЯ

 

Похудение, диета - Вегетарианское Сыроедение
 
 

Интервью с Александром Чупруном


 

- До нашего доброго знакомства, Александр, продолжающегося уже не один год, я не встречался с термином «чистая натуропатия» ни на русскоязычном пространстве Интернета, ни в бумажной прессе. Есть натуропаты, которые лечат голоданием, сыроедением, другие этих методов не используют... Как Вы стали убежденным натуропатом и «как дошли до жизни такой»?

- Ваш вопрос, Геннадий, напомнил мне, как однажды, когда я жил уже в Москве, весьма известная ученая Галина Сергеевна Шаталова, создавшая свой метод, у которого есть масса последователей, пригласила меня на свою лекцию для сотрудников Института эпидемиологии и микробиологии им. Н.Ф.Гамалеи.

Я сидел в первом ряду, и она по ходу лекции, кивнув в мою сторону, предложила: «Вам, друзья мои, стоит пригласить в следующий раз Александра Чупруна, который излечился натуропатическими методами – сыроедением и голоданием. Коготок его увяз, и он стал активно пропагандировать натуропатию».

Я с самого раннего детства был нездоровым ребенком. И сыроедение впервые спасло мне жизнь еще в одиннадцатимесячном возрасте. Конечно, я не мог понять и запомнить этот урок. Не поняли его и мои родители. Я погибал от дизентерии, был очень истощен, и врачи не были уверены, что я выживу. Как-то вечерком, дело было в Бердянске - городе на берегу Азовского моря - отец взял меня на руки и пошел прогуляться по приусадебному участку, на виноградник. Я потянулся к спелым гроздьям и съел изрядное количество ягод. Мама, узнав об этом, была в отчаянии и выговаривала отцу: «Как ты мог такое допустить?! Ты же знаешь: врачи разрешают ребенку только вареное, кипяченое, и никаких сырых фруктов и овощей!». Отец был человеком суровым и, махнув рукой, заявил без сантиментов: «А, все равно помрет!..». Но я вопреки ожиданиям с того дня пошел на поправку, продолжая есть запрещенный виноград.

В молодости увлечения меняются быстро, однако склонность к литературе и сочинительству у меня всегда преобладала, так что, оканчивая среднюю школу, я твердо решил, что поступать буду в медицинский институт, но при этом хотел быть врачом, «как Чехов». Уже в 17 лет начались головные боли, и мне приклеили удобный диагноз «вегетативно-сосудистая дистония», который для объяснения причины разных моих симптомов значил и тогда, как и в наши дни, не больше, чем выражение «пёс его знает». Учеба и работа на два десятка лет превратились в предельную, мучительную нагрузку. Когда я уже вынужден был оставить работу, дойдя до инвалидности, до вызовов скорой помощи по три раза в неделю, нежданно пришло избавление: друг принес мне две редких книги о сыроедении. Я засел на три месяца в библиотеках Киева, где в то время жил, чтобы разобраться в новой для меня информации. Оказалось, что до Второй мировой войны киевские диетологи в клинике Института питания применяли сыроедение, но по ряду причин это направление было предано забвению. И через два месяца питания исключительно сырой пищей (это после 20 лет жизни между врачами и аптеками!) произошло «чудо»: я почувствовал себя здоровым - как никогда раньше.

Это было в1973 году, а в 1974-м последовало знакомство с только что вышедшей в свет книгой профессора Ю.С.Николаева и Е.И.Нилова «Голодание ради здоровья», затем с ее авторами. И я включился в пропаганду натуральных методов восстановления здоровья: Евгения Ильинична Гарлинская (Е.И.Нилов) привлекла меня к лекционной деятельности в качестве иногороднего члена лекторской группы при Московском Доме медика, возглавляемой проф. Ю.С.Николаевым. Преподносил я натуропатию, как мне говорили, весьма доходчиво. Много времени посвящал московским библиотекам, пополнял и свое собрание натуропатической литературы, которая стала появляться в самиздате, не без моего участия в организации некоторых переводов и их размножении... Разумеется, тут же ко мне стали обращаться за помощью те, которым, как и мне, общепринятое лечение средствами медицины академической результатов не приносило. Значит, пошла уже и практика. Естественно, подпольная... Все было так, как в песне Владимира Высоцкого: «Удивительное рядом, но оно запрещено»...

Вот так я «дошел до жизни такой», которая в корне отличалась от прежней.

- Как Вы стали натуропатом, в общем-то, понятно... Но почему именно «чистым»?

- Общение с московской аудиторией, с Ю.С.Николаевым, клинику которого я посещал 4–5 раз в год, присоединяясь всякий раз к его профессорскому обходу (а там постоянно лечились голоданием 80 пациентов), участие во всесоюзных конференциях по лечению голоданием, поездки к ереванским сыроедам (лидером среди них был Ваге Даниэлян), пополнение личного собрания натуропатической литературы - переводной с английского, немецкого, французского, –все это было большой школой... Разобравшись в направлениях, я и выбрал для себя наиболее верное – истинную, или «чистую» натуропатию.

Почему именно «чистую»? Потому что не хотел себя обманывать и идти на компромиссы, делая уступку привычкам в ущерб идеальному пути, прямо ведущему к цели – возвращению здоровья. У Жан-Жака Руссо есть запомнившаяся мне с юношеских лет мысль о том, что невозможно найти искреннее мнение у главарей кружков: «У них философия для других, а мне нужна философия для себя». Этот критерий я применял всегда и везде, в том числе и читая труды натуропатов, зачастую отступающих от истины и приспосабливающихся к запросам хворающей публики, которой чаще всего хочется только по-быстренькому убрать беспокоящие симптомы...

- Так в чем суть «чистой» натуропатии?

- Никто не сформулировал это лучше выдающегося австралийского натуропата Кеннета Джеффри, которого помнили и почитали и проф. Ю.С.Николаев, и проф. А.Н.Кокосов из Санкт-Петербурга, продолжающий ныне активную пропаганду натуропатических методов. Оба они переписывались с ныне покойным К. Джеффри, который дал замечательно ясное определение разновидностей натуропатии:

«В естественном лечении наблюдаются два противоположных направления – реформистское и другое, признающее теорию кризисов. Реформисты – это те люди, которые считают, что массы не готовы к восприятию полной истины натурального образа жизни и что частичных методов, проповедуемых ими, вполне достаточно. Очень часто последователи одностороннего реформистского течения находятся под влиянием медицинской философии и ищут специальные средства от заболеваний. Направление, признающее теорию кризов, представляет собой чистую натуропатию».

Суть в том, что при достаточном отдыхе и правильном, полноценном питании сама природа лечит нас, сам организм: он устраивает исцеляющий криз. Такое случалось со многими, кто, например, проведя целый месяц в санатории и хорошо отдохнув, по возвращении домой вдруг заболевал. Врачи называли это «реакцией на курортное лечение» и долечивали, в том числе и лекарствами... Хотя всякие воспаления, которые случались после курорта, по своей сути являлись целительными, и натуропат в этом случае порекомендовал бы лишь кратковременное воздержание от пищи (или полное, или ограниченное – позволяя только фрукты и соки), чтобы все завершилось настоящим выздоровлением.

Джеффри, описывая криз, говорил, что он может вылиться в форму интенсивного потения, диареи, рвоты, воспаления, головных болей или болей в разных частях тела, или кожных высыпаний, всегда сопровождаясь повышением температуры. И когда наступает криз, больной должен проводить полное голодание на чистой воде до тех пор, пока явления криза не пройдут. Когда криз спадет, больной взамен его получит естественное крепкое здоровье. Хотя иной раз может пройти не один криз, прежде чем можно будет сказать, что больной излечен.

Отношение к воспалительным заболеваниям должно измениться, иначе мы будем топтаться на месте и увеличивать расходы общества на хронических больных, количество которых нарастает. Когда будет понято мое открытие запрограммированного выключения организмом иммунитета, станут смешными формулировки в рекламе препаратов, подобные этой: «Экстракт обладает антивоспалительным и антисептическим действием. 30% больных почувствовали значительное улучшение после нескольких недель приема препарата».

Итак, получается, что задача истинного, «чистого» натуропата – не подавлять различные воспаления, а наоборот: применяя диету, отдых, короткие однодневные голодания и гигиенические процедуры, добиться возникновения у пациента лечащего криза, выражаясь проще – обострения хронического заболевания. А тогда уж прописать голодание – до полного исчезновения симптомов.

- И все же: нужна ли «чистая» натуропатия в настоящее время, когда современная медицина каждый день удивляет своими сенсационными открытиями и обещает нам уже в ближайшие годы чудеса? Почему Вы считаете, что академическая медицина недостаточна?

- Вот потому и недостаточна, что она «лечит лечение» – подавляет всевозможные воспалительные явления, превращая острые в хронические. Натуропаты считают это главным делом медицины. Название воспалительных заболеваний заканчивается на «-ит»: колиты, гастриты, бронхиты, синуситы, конъюнктивиты и т.д., и воспаления возникают у человека то там, то сям. Эти воспалительные заболевания являются лечебной процедурой самого организма, его попыткой самоизлечиться через воспаление, но академическая медицина старается ему в том воспрепятствовать... Лечить, выходит, нужно предшествующее нездоровое состояние, назовем это «лечение» гигиеническим образом жизни: т.е. нужно всячески избегать засорения шлаками межклеточных пространств организма, лимфы и крови. Устранение этой пищи для микробов при выполнении определенных гигиенических правил вполне возможно, даже на фоне неважной экологической ситуации. Чистая лимфа и кровь позволяют клеткам организма нормально питаться и функционировать, избежать их ослабленности и аутоиммунных состояний. Понятно я говорю?

- Вполне. Продолжайте, пожалуйста.

- Вторжение вирусов в организм человека происходит постоянно, но в этом случае они не смогут вызвать вирусного заболевания, ибо здоровые клетки хорошо держат защиту, безо всякой «подмоги» со стороны, вроде вакцинирования. Понятное дело, если бы вирусы могли поражать здоровые клетки, то от заболевшего гриппом ничего бы не оставалось, кроме скелета... А на самом деле человек, переболевший гриппом или простудой, зачастую чувствует себя потом более здоровым, чем прежде - потому что избавился от ослабленных клеток, этих «задохликов», которые не способны работать и только мешают здоровым клеткам. Человек, вооруженный знанием «чистой» натуропатии, не очень-то боится бактериологического террора или бактериологической войны.

- Такая масштабность впечатляет. Кроме реанимации «чистой» натуропатии, похоже, Вам удалось внести немало нового в избранное направление?

- Да, я числю за собой три вполне весомых, можно сказать, «подвига», которые даже вызвали появление шуточного термина «чупрунизм».

Первый – нахождение серьезной аргументации для ультраминимальной нормы белка в пище человека, т.е. каких-нибудь 20-30 граммов в день. Академическая медицинская наука, плетясь в хвосте общепринятой человеческой практики питания зерновыми, мучными продуктами, не смогла сделать верных выводов, а потому завышает норму белка. Мне удалось ввести в дискуссии о белковой норме поразительный факт, которым оперировали ученые, изучавшие кишечную азотфиксирующую микрофлору: ее способность производить для человека бесплатный белок «из воздуха». У папуасов, питающихся в основном бататом, на протяжении всей жизни распадается и выводится вон в полтора раза (!) больше белка, чем вводится в него с пищей (это - якобы «невозможный» отрицательный баланс). О том однако не желали знать специалисты по питанию.

- Простите, что перебиваю, Александр. Вы ссылаетесь на папуасов, но они, как известно, живут по 30-40 лет, не более. Или я ошибаюсь?

- Нет, Геннадий, все верно. И спасибо за вопрос. На него нетрудно ответить: долголетие зависит, естественно, от ряда факторов. Я не говорю, что пища папуасов является идеальной во всех отношениях, она только показывает возможность «невозможного» с точки зрения специалистов по питанию отрицательного баланса белка. Никто, кроме папуасов, не продемонстрировал, что с помощью наших друзей – микроорганизмов, обитающих в любом человеческом кишечнике, можно получать совершенно бесплатный белок, создавая его из азота воздуха! Но папуасы используют как источник жира практически исключительно кокосовое масло, которое и укорачивает им жизнь. Оно больше подходит для изготовления мыла, чем для построения мембран клеток человеческого тела.
Папуасы, естественно, этого не знают, как не ведают и о здоровых особенностях своего питания...
 

Первым человеком, с которым я поделился этой находкой, была Галина Сергеевна Шаталова. Она была очень довольна и взяла на вооружение этот научный аргумент, поскольку уже давно отстаивала и рекомендовала своим пациентам малокалорийные, «голодные» рационы питания, в которых и белка было, естественно, меньше так называемой «нормы». Будучи действительным членом Московского общества испытателей природы при МГУ, я сделал небольшой доклад на эту тему о своей находке на секции геронтологии по просьбе ее руководителя, доктора медицинских наук Л.М. Сухаребского и, являясь постоянным внештатным корреспондентом газеты «Труд» по отделу науки, и, тем не менее, с некоторыми трудностями вдобавок я все же смог опубликовать в ноябре 1986 года в рубрике "Гипотезы, открытия, проекты" небольшую корреспонденцию по этому вопросу - «Чем обедал папуас». При тираже газеты в 19 млн. экземпляров заметка не могла остаться незамеченной...

- У нас (а теперь и у всех) тираж гораздо скромнее, да и читателей, естественно меньше, но все же благодаря Интернету Ваши публикации находят своего, можно сказать, массового читателя...

- Верно, я знаю это по откликам, которые приходят в мой адрес. Так вот, на мою информацию в газете «Труд» отреагировал кандидат сельскохозяйственных наук Г.Г. Романов из Института биологии Коми научного центра Уральского отделения Российской АН. Геннадий Григорьевич обратил внимание на мою газетную заметку, т.к. его научные интересы лежат в области азотфиксирующей активности бактерий и эволюции биологических систем. Он опубликовал большую статью о фиксации азота в природе, развивая мою идею изучать «опыт папуасов», прежде чем что-либо утверждать насчет белковой нормы... Позже моя заметка о папуасах появилась в сборнике статей "Эврика" – о наиболее интересных научных идеях, поисках, открытиях за прошедший год в СССР и за его рубежами; она была замечена А.В. Лельевром, известным составителем этих прекрасных сборников, выходивших многие годы в московском издательстве "Молодая гвардия".

Второй мой вклад, тесно связанный с первым: обоснование полного отказа от питания зерновыми продуктами. Во-первых, из-за несбалансированности зернового белка по составу аминокислот он становится более или менее токсичным, на что обращалось внимание только в «диетологии для животных». Здесь я опирался на разработки ученых Киевского института биохимии под руководством академика М.Ф.Гулого – о взаимоотношениях аминокислот при усвоении пищевого белка. Мое открытие здесь заключается в том, что при питании зерновыми продуктами несбалансированность белка в нашей пище вызывает потребность в добавках полноценного белка (мяса, рыбы, молока, яиц, бобовых). Этот путь был найден людьми эмпирически, из опыта: было замечено, что суммарное увеличение количества белка в пище улучшает самочувствие, тонус. Дело здесь не только в стимуляции обмена веществ (так называемом специфически-динамическом действии белка). Биохимики объяснили: это увеличение белковой квоты практически устраняет токсичность. Идеально сбалансировать пищевой белок таким образом все равно не удается. И этот путь, принятый почти всеми, приводит к нездоровому избыточному потреблению белка вообще, вызывая ряд нарушений здоровья. Общепринятое зачастую выглядит и для ученых как нормальное.

Так возник миф о высокой потребности в белке. Поэтому и Всемирная Организация Здравоохранения также рекомендует завышенные количества белка. Вредность зерновых пока еще до конца не понята и не оценена. Сокращение зерновой пищи вплоть до полного отказа от нее – сегодня это выглядит как фантастика, но постепенно мир придет к пониманию многообразных нарушений здоровья, вызываемых зерновым белком, низкое качество которого вполне известно.

Я постоянно в подобных дискуссиях обращал внимание оппонентов на то, что в тех самых регионах, где наблюдается белковый дефицит, он известен лишь у человека, а в окружающей его природе все живое от такого дефицита не страдает… Жители африканской деревни, питающиеся кукурузной и просяной кашей, страдают от дефицита белка, а вот живущим в окрестностях деревни обезьянам, которые лишь эпизодически лакомятся початками кукурузы, делая из лесу набеги на поля, это никогда не угрожало.

Ну, и, наконец, третий, самый важный, – это мое открытие запрограммированного выключения иммунитета. Обычно говорят о его ослаблении - якобы нежелательном. Я же стою на том, что вирусы и микробы бывают просто необходимы в том случае, когда организм не справляется с самоочищением. Тогда он их и «приглашает», выключая иммунитет. Вирусы уничтожают ослабленные клетки, вслед за ними идут, как пехота за танками, микробы, питающиеся тем, что осталось от разгромленных вирусами клеток.

Могу сказать, что инфекционисты уже проявили интерес к моему взгляду на иммунитет, и это не удивительно в наше время, когда слишком часто возникают новые вирусы, угрожающие эпидемиями и пандемиями, а вдобавок бактериологическим оружием могут воспользоваться и террористы... Кое-кто из медиков уже оценил возможности, которые открывает практикующему врачу мой подход к иммунитету - не только при инфекционных заболеваниях, но и при раке. Ведь общеизвестно, что иммунологическое направление в онкологии считается ныне наиболее перспективным.

- Жаль, что я не успел Вас познакомить со своим другом - выдающимся инфекционистом, воспитанником знаменитой «ленинградской медицинской школы», профессором Вахтангом Гавриловичем Бочоришвили, блестящим диагностом, сумевшим «пробить» создание второго в бывшем Союзе Грузинского противосепсисного центра, о котором потом заговорили во многих странах, и я рад, что первым в центральной печати оповестил медицинскую общественность страны об этом. Профессор Бочоришвили был замечательным человеком, настоящим ученым. Он смело поддерживал открытия, подобные Вашим, его авторитетное слово значило многое. Прискорбно, что он ушел от нас. Уверен, Вахтанг Гаврилович (светлая ему память) поддержал бы Ваши революционные «подвиги».

- Я был бы только счастлив иметь такого единомышленника. Смелые люди в науке всегда были для меня примером, достойным подражания.
 

продолжение интервью >>>
 

 

 

Сайт о сыроедении www.syroedenie.narod.ru

Hosted by uCoz